Menu

В. Шестаков: рост мировой популярности самбо ведет к улучшению качества борьбы

Президент Международной федерации самбо Василий Борисович Шестаков в интервью «Аргументам недели» рассказал о пути самбо в международную олимпийскую семью.

— В конце 2018г., несмотря на сложную внешнеполитическую ситуацию, самбо получило временное признание Международного Олимпийского комитета. Благодаря чему, на Ваш взгляд, это произошло, и что нужно сделать для того, чтобы получить постоянное признание?

— Я хочу подчеркнуть, что это действительно уникальное событие. Когда мы говорим, что самбо признали олимпийским видом спорта, мы немножко забываем о том, что за последние десятилетия не было, и в ближайшее время не будет другого российского олимпийского вида спорта. Поэтому признание Международного олимпийского комитета — это поистине историческое событие.

МОК нас признал 30 ноября в Токио, по этому поводу Томас Бах — президент Международного олимпийского комитета — прислал нам поздравительную телеграмму, а затем, из МОК пришло разъяснение: Международная федерация самбо (FIAS) хоть и получила признание пока на 3 года, является полноценной и полноправной Федерацией, т.е., у нас точно такие же права и обязанности. Точно так же, как Президент Международной уже олимпийской федерации самбо, я езжу на все мероприятия. Меня приглашает Международный олимпийский комитет, я участвую в Олимпийских играх, как vip-гость, и главное — нам уже открыли финансирование. Международный олимпийский комитет ежегодно будет переводить деньги для того, чтобы мы могли их потратить на свои цели, в частности, мы планируем их потратить  на социальные и антидопинговые программы.

Что такое временное признание? В Международном олимпийском комитете существует процедура: любой новый вид спорта, который еще не был олимпийским, проходит три ступени: первая ступень – это временное признание, оно дается на 2, на 3 или на 4 года — это решение Международного олимпийского комитета.  Дальше, в течение этих лет, Федерация должна подготовить ряд программ, которые нам указали. Я считаю, что они у нас практически готовы. По истечению 3-х лет станет понятно, соответствует ли самбо всем требованиям МОК, и будет принято решение: дать постоянное признание, оставить пока временное признание, или вообще это признание отменить. Но пока я не припомню ни одного вида спорта, чтобы ему не дали постоянное признание или отменили временное. Это что-то нужно такое натворить, перестать работать совсем, не проводить Чемпионаты мира и т.д.

— Какие требования предъявляет МОК к новым видам спорта? 

— Основные требования, которые в МОК существуют — это зрелищность и массовость — чтобы зрители ходили на соревнования. И у нас все это есть.

Важную роль в исполнении этих требований играют средства массовой информации. Замечу, что сейчас про самбо больше начинают писать в мире, чем в России. На нас уже активно выходят ведущие международные СМИ: мы уже заключили договор с Олимпийским каналом, который транслирует все наши крупные международные соревнования. Это говорит о том, что самбо в мире было признано еще до того, как мы получили официальное подтверждение. 19 стран в прямом эфире транслируют Чемпионаты мира — это тоже показатель, не многие Олимпийские виды спорта могут похвастаться этим. Также мы сотрудничаем с такими организациями как AIPS – это Ассоциация международной спортивной прессы, с Combat TV — французской компанией, которая транслирует самбо на 40 франкоговорящих стран мира. В этом смысле у нас проводится очень большая работа, и самое интересное, что мы  сами получаем от СМИ отклик, они тоже к нам приходят. Сейчас одна очень крупная компания вышла на нас, я пока не буду раскрывать секреты, но в ближайшее время, если у нас все срастется, мы получим очень серьезную площадку, где самбо будет демонстрироваться с охватом порядка 80 млн зрителей по всему миру. Причем, эта инициатива была не нашей, а той стороны. Российские СМИ немножко запаздывают: возможно, им кажется, что есть более интересные и более смотрибельные виды спорта… Хотя самбо, особенно с успехами наших спортсменов, таких как Федор Емельяненко, Хабиб Нурмагомедов, Виталий Минаков, Сергей Харитонов, на сегодняшний день очень востребовано во всем мире, все интересуются самбо. На мой взгляд, самбо сегодня — один из наиболее зрелищных видов единоборств.

Кроме всего прочего, мы работаем над созданием других дисциплин: у нас появилось пляжное самбо, которое пользуется огромным интересом, демонстрационное самбо, а также служебно-прикладное самбо. Причем последнее — это программа не просто для боевого самбо, а приемы спецподразделений, т.е. новое направление, практически никем не затронутое.

— Что касается различных дисциплин, как развивается адаптивное самбо?

— Мы работаем со слабовидящими, слепыми, слабослышащими, глухими. У нас есть ряд направлений, по которым уже проводим соревнования. Сейчас мы занимаемся международной популяризацией самбо для слабовидящих и для слабослышащих. Немного сложнее в этом плане с опорниками, потому что самбо — травмоопасный вид спорта, и здесь нужны специальные техники и приемы, над этим мы тоже думаем.

— Возвращаясь к первому вопросу, т.е., постоянное признание – это вопрос времени? После 3-х лет временного признания можно сказать, что нет никаких причин нам отказать в постоянном?

— Без форс-мажорных обстоятельств, да. У нас все готово, единственное, что еще осталось – это стратегия развития самбо, над которой мы сейчас работаем, и она у нас уже практически есть, мы ее представим в Международный олимпийский комитет.

Ещё на Info-Vsem.Ru: Мамаева и Кокорина до 8 апреля оставили под арестом

Кстати, как новый вид спорта, мы проводим много социальных программ. Например, ФИАС оказывает поддержку чемпионке мира Марии Гедес из Венесуэлы, организовавшей «Фонд Марии Гедес», который занимается бесплатным обучением детей самбо. Очень важно, чтобы дети имели возможность заниматься спортом, ведь сейчас там ситуация тяжелая — финансирование сложно найти.

Есть еще ряд социальных программ. Сотрудничая с организацией «Peace and sport», мы посылаем специалистов в бедные страны — в Африку, в Южную Америку, там проходит обучение приемам самбо.

Также у нас произошло замечательное событие – впервые наш самбист получил премию Fair play. Это Степан Попов, который на Европейский играх вынес на плечах с ковра травмированного соперника. На это обратили внимание все журналисты – они присуждают эту премию. Впервые в мировом самбо мы получили вот такую награду.

— Что касается грядущей Олимпиады в Токио — уже программа закрыта, но есть Олимпиада 24-го года, в которую у самбо есть шанс попасть, по крайней мере, как демонстрационный вид спорта. Что делает ФИАС, чтобы достичь этой цели, насколько она достижима?

— Мы давно работаем над тем, чтобы самбо стало не чисто российским видом спорта, где из 9 медалей 9 золотых забирает Россия. Сейчас у всех еще осталось в голове это устойчивое понимание, хотя в реальности ситуация изменилась. Ничего подобного уже нет: на последнем Чемпионате мира из 27 золотых медалей Россия завоевала только 15, а все остальные награды достались представителям других стран, в том числе Франции. Француженка Лор Фурнье, которая является членом Исполкома ФИАС и возглавляет комиссию спортсменов, стала чемпионкой мира. Из Франции еще 2 представителя завоевали медали: среди мужчин есть второе и третье место. Поэтому сейчас медали расходятся, уходят не только в копилку российской сборной.

Мы провели статистический подсчет: 23 страны увезли медали с последнего Чемпионата мира, это очень впечатляет. Если же посмотреть на последние несколько лет, то увидим среди медалистов спортсменов из Камеруна, Франции, Монголии, Венесуэлы, Туниса, Италии, Германии, Греции, Хорватии, Канады и даже Филиппин. Республика Корея, например, завоевала две золотых медали по боевому самбо. Поэтому география самбо достаточно обширна, и с каждым годом конкуренция будет все сильнее. Я думаю, что и результаты будут лучше.

— Ставит ли Международная федерация самбо цель — попасть на Олимпиаду- 24?

— Цель такая есть. С учетом того, что Олимпиада пройдет в Париже, мы активно работаем в этом направлении совместно с нашими союзниками – Французским комитетом самбо. Я знаю, что наши партнеры изучали этот вопрос и советовались с национальным Олимпийским комитетом по поводу 2024 года. Мы будем на эту тему общаться, так как сейчас опять восстановили принцип, когда страна-организатор имеет право сама предложить несколько видов спорта. Я думаю, что у французов будут все основания предложить самбо, потому что у них очень хорошая скамейка тех, кто уже готов показывать результаты самого высокого уровня, и я думаю, что у нас здесь шансы есть.

— А что касается мировых конкурентов, как Вы думаете, кто наступает россиянам на пятки?

— На пятки нам реально наступает Украина, в боевом самбо она заняла первое место в ряде крупных международных соревнований — у них очень много чемпионов, призеров. Также можно отметить представителей других стран: Узбекистана, Казахстана, Белоруссии, Болгарии, Монголии, Армении, Грузии, Румынии. В Грузии очень быстро возрождается самбо, там сильны традиции, и я думаю, что они тоже сейчас реально будут конкурировать.

Конечно, большой всплеск конкуренции дало признание самбо Международным олимпийским комитетом. Я почувствовал это по тому, как воспряли наши президенты национальных федераций: их стали приглашать в Олимпийские комитеты, стали разговаривать с ними, предлагать помощь, поддержку. Это очень важно, потому что в плане экономики ситуация в мире не улучшается, и такая поддержка на местах очень важна.

Чтобы популяризовать самбо в мире, мы создаем центры подготовки: например, открыли центр подготовки в Колумбии. Там есть национальная Федерация, которая выкупила землю и построила спортивный комплекс, гостиницу. Недавно первый раз провели там сборы, на них приехало 33 человека из 8 стран Южной Америки. Отзывы участников положительные, на интернет-сайтах много просмотров, что показывает большой интерес. Я думаю, этот центр сейчас будет  очень активно работать.

Также мы создали центр на Кипре, чтобы логистика для европейских спортсменов была удобнее. И в России есть центр подготовки, и в Азии. Скоро практически все континенты будут охвачены, и это дает возможность нам организовывать получение образования в области самбо. Чтобы спортсмены получали дипломы, которые дают реальную возможность работать.

— Вы уже упоминали достижения Южной Кореи, почему, как Вы думаете, именно эту страну выбрали хозяйкой Чемпионата мира по самбо?

— Как и в любой другой федерации, мы проводим отбор. Все те страны, которые хотят проводить чемпионат, заранее подают заявку, где предлагают свои условия. Мы рассматриваем эти заявки в Исполкоме и выносим на голосование самые приемлемые, самые лучшие, условия которых нас устраивают. В результате голосования в 2019 г. Республика Корея предложила лучшее обеспечение для проведения Чемпионата Мира. На 2020-й год мы также пока рассматриваем несколько заявок, решение будем принимать на Исполкоме ФИАС в пользу той страны, в которой будут созданы лучшие условия.

Ещё на Info-Vsem.Ru: Поиздевались над Роналду из-за проблем с налогами

— Какие у Федерации планы на 2019 год?

— Планов у нас много, и работы немало. С каждым годом соревнований все больше и больше, сейчас определяемся, когда будем проводить чемпионат мира по пляжному самбо. Также будет командный чемпионат мира – это, кстати, очень интересная формула, которой нет ни у одного вида борьбы. Например, бороться будет комбинация из 3-х мужчин, 2-х женщин и 2-х боевых самбистов. Это вызовет неподдельный интерес у зрителей, ведь сюда могут прийти поболеть любители всех дисциплин.

Еще мы являемся не просто участниками Международной конвенции «Спорт-Аккорд», а одной из федераций-учредителей GAISF. Поэтому скоро поедем в Австралию для того, чтобы принять участие в Генеральной ассамблее GAISF, а также определить стратегию развития, как нашего вида спорта, так и всех остальных видов спорта, которые входят в организацию. Это мероприятие — важная площадка для коммуникации, где можно встретиться сразу и с президентом МОК, и с президентами других крупных спортивных организаций, с которыми мы сотрудничаем. Мы получаем самую свежую информацию благодаря работе штата по всему миру:  у нас есть офис в Швейцарии – в Доме спорта в Лозанне, Президентский офис в Москве, мы постоянно находимся на связи с МОК.

— Помимо признания МОК, если оценивать прошедшие 10 лет, какое достижение для Вас наиболее значимо?

— Для меня значимо то, что в последнее время очень сильно выросло качество борьбы. Как профессионал, который в свое время был чемпионом СССР по самбо, хочу сказать, что раньше победа на чемпионате СССР означала то, что ты безоговорочно становился чемпионом мира или Европы. На сегодняшний день, и это не мое мнение, а мнение, например, тренерского коллектива и спортсменов российской сборной, — ситуация кардинально изменилась. Прикладных схваток нет, проиграть может кто угодно. Яркий пример тому — наш неоднократный чемпион мира  —  Михаил Мохнаткин, который пропустил удар на ЧМ в Румынии, и не стал чемпионом, к чему он привык. Так же  и другие наши ведущие спортсмены, которые недостаточно серьезно подготовились к соревнованиям.

Я говорю о том, что качество схваток и техника борьбы сильно выросла, это видно невооруженным глазом. Самбо —  это не когда 2 секунды постояли и упали. Из какой бы страны спортсмен ни приехал, идет серьезная борьба, он должен завоевать победу.

К достойной борьбе Камеруна я уже привык, последнее, что меня сильно и приятно поразило — третье место девочки из Филиппин на чемпионате мира. Казалось бы, где — Филиппины, а где – самбо? Я считаю, что это и есть самое большое наше достижение. Ведь когда мы начинали 10 лет назад, у нас было всего 27 стран на чемпионате мира, а сейчас в турнире участвуют от 80 до 90 стран.

— Чья это заслуга, долго шли к этим достижениям? 

— Заслуга, конечно, коллектива, и шли мы к ней 10 лет. Когда меня выбрали президентом в Греции в 2009 году, мне удалось создать команду единомышленников — тех, кто болеет, переживает за самбо. Таких людей всегда было много, — и в других странах, просто они не были объединены. Я хотел бы отметить заслуги нашего уважаемого президента Африканской Конфедерации самбо – марокканца Далила Скалли, Аламжона Муллаева – Президента Союза самбо Азии, Сергея Владимировича Елисеева — президента Европейской и Всероссийской федерации самбо, который огромную работу проводит по популяризации самбо в России и Европе. Российское самбо на сегодняшний день остается сильным, и, думаю, будет сохранять свои позиции.

Можно отметить Румена Стойлова —  болгарского специалиста, Вадима Рогача – Президента ВОО «Национальная федерация самбо Украины», Чон Гым Муна – члена Исполкома ФИАС, Президента федерации самбо Кореи. Конечно, большую работу проводит наш генеральный секретарь Роберто Феррарис – итальянец. Большой вклад в популяризацию самбо вносит французская федерация, а также колумбийская федерация самбо. В последние годы заметно вырос уровень самбо на всех континентах, да и уровень соревнований стал выше.  Поэтому, еще даже не будучи признанными МОК, мы уже стали самодостаточными, а на сегодняшний день, благодаря временному признанию, сделали еще один серьезный скачок вперед.

— Какую роль сыграл Президент России Владимир Владимирович Путин в развитии самбо во всем мире?

— Владимир Владимирович Путин является Почетным президентом ФИАС и активно поддерживает самбо не только в России, но и в мире. Его вклад в развитие и популяризацию международного самбо очень велик, за что мы ему очень благодарны.

— Спасибо Вам за интервью, еще раз поздравляем Вас с достижениями.

Источник

Источник: hardexpert.net

Добавить комментарий