Menu

Судьба разведчика: ГРУ открестилось от полковника Квачкова

Его сдали не свои, зато «чужие» были из «своих» — к кому после тюрьмы примкнет человек, готовивший госпереворот

На фото: бывший полковник ГРУ В. Квачков (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Материал комментируют:

 

Александр Зимовский

Несмотря на достаточно широкое освещение в СМИ освобождение из мордовской колонии самого известного «экстремиста» России экс-полковника ГРУ Владимира Квачкова, прошло спокойно и почти незамечено. Собрались большей частью журналисты, ряд соратников и семья. Тем не менее «откинулся» человек, фамилия которого была еще лет пять назад «на слуху» — едва ли не каждый столб и забор в российских городах был «украшен» трафаретом «Свободу Квачкову!». Эти полуистертые надписи и сейчас еще можно увидеть на задворках, но вышедшего из тюрьмы полковника не встречали многочисленные сторонники. Позабыт-позаброшен?

Его имя действительно гремело после процесса в 2005 году, на котором полковнику было предъявлено обвинение в покушении на тогдашнего главу РАО ЕЭС Анатолия Чубайса, а после оправдательного приговора Владимира Квачкова опять задержали в декабре 2010 года — по обвинению в организации мятежа и терроризме. Квачков, по версии ФСБ, планировал с соратниками захватить оружие в нескольких воинских частях и устроить поход на Москву с целью свержения власти. И если «охота на Чубайса» вызвала определенный общественный интерес, хотя изначально само покушение выглядело постановочным, а присяжные в итоге признали невиновность полковника, то к «мятежу» уже было гораздо меньше внимания. Организатора движения «Народное ополчение имени Минина и Пожарского» Владимира Квачкова как некую серьезную политическую силу никто не рассматривал — ни правые, ни левые. Костяк организации строился на русских националистах, офицерах запаса и примкнувших представителях ряда экстремистских организаций. Дистанцировалась от Квачкова и армия.

Тут на днях в клубе штаб-квартиры ГРУ на Хорошевском шоссе в Москве, знаменитом «Аквариуме», собирались ветераны управления — 23 февраля на носу, как не отметить праздник в узком кругу. Бойцы вспоминали минувшие дни, что греха таить — и по рюмке выпивали, о нынешнем житье-бытье разговоры вели, но фамилия Квачкова в тот день, а он как раз был выпущен из колонии, так и не прозвучала. Не странно? Все-таки ветеран спецназа разведки, служивший в Афганистане и Чечне, орденоносец, с 1994 года пять лет служил в Главном управлении, потом был научным сотрудником Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба. «Да, что-то забыли про Владимира Васильевича, а ведь достойный человек, могли бы и слово доброе сказать», — хмыкнул в разговоре один из участников этой встречи.

«Забывчивость» ГРУ о своем бывшем сотруднике объясняется, как видится, тем обстоятельством, что к моменту вступления на «тропу войны» Квачков от родной «конторы» оторвался. И уж точно не действовал по ее указке — ушел за «линию фронта» без приказа, без прикрытия, по собственной инициативе. Понимал, что ни руководство ГРУ, ни бывшие, но еще действующие коллеги, на такую авантюру не пойдут — там другие задачи.

— Они были какие-то наивные в своей убежденности изменить своими силами порядок в армии и стране, — считает один из ветеранов спецслужб. — Это я про Квачкова и Павла Яковлевича Поповских, царство ему небесное. Вначале выступали за реорганизацию специальных подразделений войсковой разведки и ладно бы этим ограничились, хотя ряд их предложений тоже был достаточно спорным. Потом пошла политика и «головокружение от успехов». При всем уважении к боевым заслугам Квачкова можно отметить, что планирование «мятежа», который он пытался организовать, было выполнено на «двойку». Какие-то невнятные штурмовые группы, которых на пальцах обучали в лесах, какие-то маршруты выдвижения из Коврова на Москву, непонятные сторонники. Изначально все это было обречено на провал. И потом, полковники армиями не командуют, особенно если и армий нет. Арест одного только Квачкова развалил всю «операцию», как будто и не было никаких планов, значит и серьезной подготовки не было.

Считается, что «экстремистом» Квачковым управляли с Лубянки. Собственно, и сам Владимир Васильевич во время оглашения последнего приговора обвинил бывшего полковника КГБ Валерия Задерея в том, что именно он инициировал и направлял деятельность «Народного ополчения имени Минина и Пожарского». Квачков был интересен ФСБ именно как человек, вокруг которого стали собираться мелкие организации экстремистского и террористического толка. Так их проще не просто контролировать, но и собирать оперативную информацию по лидерам и активным членам, быть в курсе предстоящих планов. Вокруг Квачкова собралось немало людей, кто-то разделял его убеждения, кто-то просто хотел использовать в своих целях. В любом случае, многие из них впоследствии были арестованы.

Вероятно, что на каком-то этапе Квачков вышел из под контроля ФСБ, вернее, выполнил свою «миссию» по раскрытию экстремистских организаций, сам того не ведая. И его банально «слили», как это обычно водится — через тюремную отсидку. Причем аккуратно так и самое главное вовремя — буквально перед попыткой захвата складов. В результате и «марш» на Москву провалился, и подельники арестованы, и сам экс-полковник за решеткой. Отличная операция, если она таковой и была. Сам Квачков понял это гораздо позже.

Сейчас Квачков вновь на свободе и, как говорят, бодр («Мое состояние прекрасное: полковник Квачков к походу и бою готов») и полон решимости заниматься пропагандой русского православного государства («Воцерковлять русский народ буду!»). При этом заявил, что не собирается вступать ни в какие политические партии. Чем же сможет заниматься теперь, после освобождения, «настоящий полковник ГРУ»?

— Квачков после выхода из колонии представляется фигурой двоякой, — считает политолог Александр Зимовский. — С одной стороны он по-прежнему продолжает оставаться удобной фигурой для создания неких групп националистического толка. Вероятно, что некий интерес к нему могут проявить и оппозиционные политические партии, но все зависит от того, каким «обновленным» Квачков вышел из тюрьмы, и не позволит ли лишних фраз. Еще вариант — Донбасс, ведь Квачков стоял у истоков «Русской весны», а его идеи по Малороссии еще памятны и вызовут несомненный зубовный скрежет на Украине. Власть, которая, собственно, и позволила выйти полковнику раньше времени на свободу, может его «приласкать», например, креслом депутата Мосгордумы, выборы в которую состоятся в сентябре нынешнего года. Тем более, что туда уже дважды баллотировался. Или ему опять предложат место в каком-нибудь военно-историческом институте. Все зависит еще от его состояния здоровья — все-таки 70 лет, контузии и ранения, да и в тюрьме жизнь не сладкая. Но мы, бесспорно, еще услышим про Квачкова.

Экс-полковник ГРУ Владимир Квачков едет из мордовской колонии в Москву (у него квартира на Бережсковской набережной) в военном кителе и при сохраненных боевых наградах. Едет пока с мирными намерениями — не штурмовать.

 

Виктор Сокирко

Источник: hardexpert.net

Добавить комментарий