Menu

До немцев слишком поздно дошло: Русские не сумасшедшие

До немцев слишком поздно дошло: Русские не сумасшедшие

Почему сближению с Россией Европа предпочла диктат США

Политик недавно дал интервью немецкому изданию Der Spiegel, в котором возложил вину за сегодняшнее недопонимание в отношении Москвы и ЕС на европейские политические элиты.

Тельчик напомнил, в частности, что в начале «двухтысячных» президент России Владимир Путин был настроен на сближение с Европой — на тот момент российского лидера волновали вопросы общеевропейской безопасности. Однако европейцы его оттолкнули и отказались сотрудничать.

Бывший советник Коля уверен: Путин — не враг Европы. И то, что западные СМИ сегодня выставляют его «могущественным злодеем», является «однобокой позицией» и «наследием холодной войны».

Немецкий политик призывает Европу выстраивать с Москвой конструктивный диалог по примеру экс-канцлера ФРГ Вилли Брандта, который в годы самых напряженных отношений между Западом и СССР умел договариваться с советскими руководителями по вопросам европейской безопасности.

Тельчик также считает, что в украинском конфликте Запад допустил «большую ошибку». Потому что думать следовало не только о включении Украины в ЕС и НАТО, но и разрабатывать предложения для России.

«Можно было обсудить возможность создания общеевропейской зоны свободной торговли, но Брюссель ничего не предпринял», — сетует он.

Что касается популярного нынче в Европе и США мифа о якобы «агрессивности России», то политик убежден: русские — не сумасшедшие, чтобы нападать на НАТО.

«По своей сути интересы Москвы носят оборонительный характер, — подчеркнул он. — Подтверждением тому служит исторический опыт. Карл XIIНаполеонГитлер — это Запад всегда нападал на Россию».

Североатлантический союз сейчас тоже «играет мускулами», продвигаясь к границам России, и это, как выразился Тельчик, «чертовски опасная игра».

Но почему правильно осмысливать происходящее получается, как правило, у западных политиков, отошедших от дел? Как только они уходят с большой политической арены, у них тут же обостряется и слух, и зрение…

— Тельчик ставит, можно сказать, основополагающие вопросы. Это даже не динамика, а, пожалуй, философия взаимоотношений России и Европы, — комментирует ситуацию ведущий научный сотрудник Центра германских исследований института Европы РАН Александр Камкин. — И когда он говорит, что Европа не приняла Россию и оттолкнула ее от себя, мне вспоминается замечательная книга Николая Данилевского«Россия и Европа», которая была написана еще в конце 60-х гг. девятнадцатого столетия. Продиктована она была как раз отношением коллективного европейского Запада к России после Крымской войны 1854−1855 гг. И, соответственно, двойными стандартами, применяемыми к внутриевропейским различным конфликтам и в случае, когда произошел этот российско-европейский дипломатический и вооруженный конфликт под названием «Крымская война».

READ  Путин назвал Валентину Терешкову человеком удивительной судьбы

В одной из своих первых глав Данилевский приводит диалог (возможно, воображаемый) с представителем Европы. И европеец ему говорит: «Вы посмотрите на карту мира. Неужели вы не понимаете, что Россия на нас просто давит, как какой-то грозный кошмар?»

Вот такие видения — «России в образе кошмара, надвигающегося с Востока», — к сожалению, присутствует в коллективном сознании политического класса Европы, отнюдь даже не со времён холодной войны, а гораздо раньше. Наверное, со времен Карла XII. Или, как минимум, со времен Петра Великого, когда Россия стала активным игроком в европейских делах.

И здесь, скажем так, получается, что европейцы могут между собой ссориться, устраивать войны, какие-то экономические друг другу предъявлять претензии. Но в отношениях с Россией Запад сразу консолидируется, и складывается вот такая непреодолимая стена недопонимания между двумя, так скажем, полюсами Евразии.

Это вопрос, можно сказать, философский, политический, экзистенциальный — по-разному его можно трактовать.

Но вот человек поднял очень важную тему — что Европа уже в начале нулевых Россию оттолкнула. Не приняла руку протянутую нашим президентом. При том, что Путин — проевропейский политик, и его политика была абсолютно проевропейской. Прозападной, можно сказать, но в плане конструктивного диалога.

«СП»: — Так, в чем проблема?

— Дело в том, что на тот момент часть европейской политической элиты еще воспринимало его как преемника Ельцина, который являл собой, скажем так, пародию на президента сверхдержавы. Поэтому Россию списали со счетов.

Кроме того, в тот момент у руля стояли политики, на которых еще неизгладимый отпечаток наложила холодная война. И подспудно они все-таки воспринимали Россию как угрожающую субстанцию.

READ  Погода в США: В Долине Смерти внезапно появилось гигантское озеро

Так что Тельчик, абсолютно прав в том, что европейцы упустили шанс выстраивания конструктивного, скажем так, симбиоза — единого европейского дома от Лиссабона до Владивостока, о котором грезил в свое время Горбачев, и реально говорили многие российские политики.

Напомню, как где-то в 2010 году на одной из конференций Гидо Вестервелле, возглавлявший на тот момент Министерство иностранных дел Германии, ответил категоричным «нет» на вопрос, «представляете ли вы реальным единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока».

Вопрос был задан в контексте как раз расширения Евросоюза и возможного сотрудничества между ЕС и Российской Федерацией. И речь шла не о политическом пространстве, а только об экономическом. Но он сказал, что такого не представляет.

То есть, действительно, вот это отчуждение, оно проистекало изначально, к сожалению, как раз от политической элиты ведущих европейских государств. И, понятное дело, их мелкокалиберных подпевал, вроде Прибалтики, Польши и отчасти других стран Восточной Европы, которые традиционно (еще, наверное, с 30-х гг.) очень негативно относятся к России. И к любым процессам, которые ведут к увеличению политического или экономического могущества нашей страны.

«СП»: — Быть сателлитом США для них быть предпочтительней?

— Безусловно, фактор США и фактор трансатлантической политической элиты здесь нельзя сбрасывать со счетов. Потому что политические убеждения нынешних европейских политиков сформировались, прежде всего, в реалиях холодной войны. И в реалиях особых отношений с Вашингтоном — вот этого трансатлантического единства.

Опять же представители немецкой политической элиты еще в период наивысшего рассвета, можно сказать, германо-российских отношений (2010 -2012 гг.), как мантру повторяли, что «мы не можем жертвовать особым режимом отношений с Вашингтоном в пользу интенсификации отношений с Москвой».

«СП»: — Но кое-что с тех пор изменилось, особенно, в отношениях Европы с Вашингтоном…

— Глаза отчасти открылись, но здесь все-таки, я думаю, дело в факторе Трампа. Не в США, как в полюсе притяжения, а именно в фигуре американского президента разочаровались многие европейские политики трансатлантического толка.

Поэтому сейчас в Европе, в европейском политическом классе фактически господствует три основных позиции: что Трамп уйдет, и все вернется на круги своя. Трамп останется, и будет все еще хуже. Уйдет, но все равно к исходной точке — 2014−2015 гг. — европейско-американские отношения не придут.

READ  Максим Виторган потерял роль в фильме «Юморист»

На мой взгляд, действительно, фактор Трампа спутал все карты европейской политической элиты. И не будь вот этого предвзятого отношения к событиям на Украине, в Крыму, то, конечно, этот фактор, он сильно подтолкнул бы европейцев к более интенсивному диалогу с Россией.

Но, к сожалению, украинский фактор очень сильно помешал сближению России и Европы в том плане, что европейская политическая элита восприняла данный конфликт однобоко. Как, собственно говоря, однобоко европейцы восприняли и конфликт в бывшей Югославии. Вся вина была возложена на одну из сторон, и, соответственно, другие объявлялись априори жертвами.

Такой подход, те же двойные стандарты, к сожалению, сработали и в случае с Украиной.

«СП»: — Свои ошибки они собираются каким-то образом исправлять? Или те, кто о них вспомнил, уже ничего не решают…

— Хотя и говорят, что в политике бывших не бывает, но, конечно, удельный политический вес Тельчика не сопоставим сегодня с той же Меркель. Или другими политиками «бундеслиги».

Но, тем не менее, капля камень точит. И подобные критические высказывания, они уже находят отражение и в росте популярности политических партий, которые ведут свою линию, скажем так, в ином фарватере. И в росте протестных настроений.

Политический окрас Европы меняется, и вопрос взаимоотношений с Россией, он, безусловно, находится на повестке дня многих политических сил в Европе. И в том числе достаточно пророссийски настроенных.

Первый зампред комитета Совета Федерации по международным деламВладимир Джабаров, комментируя высказывания немецкого политика, отметил, что Москва готова была сблизиться с европейскими государствами, но те предпочли подчиняться воле США. Он не исключил возможности улучшения отношений между Россией и Европой, но только при условии равноправного сотрудничества и отмены санкций.

«Мы готовы к диалогу, но на равных условиях, без ограничений и санкций. В таком случае можно о чем-то разговаривать. На языке силы бесполезно общаться, Россия — не та держава, к которой можно так относиться», — резюмировал он.

источник

Источник: hardexpert.net

Добавить комментарий