Menu

Террорист из Новой Зеландии показал миру опасное порождение медиа-среды

Примечательно, что во время шокирующего массового расстрела в Крайстчерче террорист вел прямую трансляцию – ужасающие кадры, снятые от первого лица, шли прямо в социальную сеть, пишет издание theconversation.com, в материале, перевод которого  представлен ниже. 

«На крайне возмутительных видеокадрах боевик подъезжает к мечети Масджид Аль Нур, заходит внутрь, стреляет в нескольких человек, а затем покидает место происшествия на своей машине.

Использование социальных сетей и «онлайн трансляций» отличает эту атаку от многих других террористических актов. Это форма жестокого преступления на публику – «преступления-спектакля». То есть видео в прямом эфире является центральным компонентом самого насилия, оно непосредственно связано с преступлением и не является для убийцы неким больным трофеем, который он сделал для себя, чтобы просматривать позже.

В прошлом терроризм был «театром устрашения», а об актах насилия, совершенных группировкой, сообщали СМИ. В наши дни преступникам гораздо легче делать два дела сразу – провести «представление» и самим распространить информацию о нем.

В эпоху социальных сетей, которые в значительной степени строятся на зрелищности, мы все должны удостовериться, что террористы не будут вознаграждены за свои преступления нашими переходами по ссылкам.

«Преступление-спектакль»: все ради известности

Не так давно стали происходить трагические случаи «преступления-спектакля», когда прямые видеотрансляции в социальных сетях используются как один из тактических приемов злоумышленников.

Например, в 2017 году в Facebook было загружено отвратительное видео убийства пожилого мужчины в Огайо, а пытки человека с ограниченными возможностями из Чикаго также передавались на прямую в сеть. В 2015 году убийство двух журналистов транслировалось в прямом эфире одновременно по телевидению и в социальных сетях.

Американский журналист Гидеон Личфилд так описывает инцидент 2015 года: «Преступник не просто хотел совершить убийство – он хотел получить внимание в качестве награды за содеянное».

«Преступление-спектакль» действует иначе чем традиционные террористические атаки и пропаганда, такие как поражающие своей жестокостью видео, распространяемые ИГИЛ1 (террористическая организация, запрещена в РФ) в 2014 году.

Обычно СМИ, занимающиеся пропагандой и транслирующие акты насилия, используют эффект драматизма, чтобы привлечь внимание и передать сообщение группировки. Но исполнители «преступлений на публику» часто не имеют четкого идеологического послания.

Так, Стив Стивенс убил случайно встреченного пожилого мужчину, объявив это местью миру за собственные неудачные отношения. Тогда он в упор заснял, как стреляет в свою жертву. Ужасное убийство двух журналистов телеканала WDBJ, похоже, также было мотивировано гневом преступника, Вестера Фланагана, которого недавно уволили из этой же компании.

Нападение на Крайстчерч было жестоким, спланированным массовым убийством мусульман в Новой Зеландии, но мы пока не знаем, было ли оно связано с пропагандой идеологии определенной группы.

Несмотря на явное утверждение идей белого превосходства, манифест, оставленный одним из террористов, также усеян запутанными и трудно объяснимыми ссылками на интернет-мемы и отступлениями от темы. Их можно рассматривать как попытки троллинга, чтобы вынудить общественность подвергнуть сомнению его утверждения и усилить внимание к преступнику и его ужасным убийствам.

Какой должна быть наша реакция?

Хотя остается много вопросов по поводу самой атаки, нам нужно понять, как лучше всего реагировать на видео с подобными «преступлениями-спектаклями». С 2012 года многие ученые и журналисты утверждают, что освещение в СМИ случаев массовых актов насилия должно быть ограничено, чтобы не допустить «награды вниманием», которая может послужить импульсом для нападений в будущем.

Этот спор вновь возобновился после трагических событий в Новой Зеландии. Преподаватель журналистики Глинн Гринсмит утверждает, что наша ответственность вполне может заключаться в том, чтобы максимально ограничить распространение видеороликов и манифеста из Крайстчерча.

Похоже, в этот раз социальные медиа и новостные платформы с большей тщательностью подошли к своей работе – оперативно удалили видео и отказались повторно их транслировать. Видео передавалось в Facebook в течение 20 минут. Компания заявила, что за сутки ее сотрудники удалили 1,5 миллиона видеороликов с записью атаки, которые были загружены с адресов по всему миру.

Телекоммуникационная служба Vodafone быстро начала блокировать доступ для новозеландских пользователей к сайтам, которые могли бы распространять видео.

По мнению Департамента внутренних дел Новой Зеландии, кадры атаки, скорее всего, будут объявлены видеофайлом, содержащим неприемлемый материал, а значит, хранить их будет незаконно. Многие призывают общественность не делиться этим видео в интернете.

Даже просмотр может вызвать психологическую травму

Тем не менее, видео все еще можно найти по всей глобальной паутине. Его можно удалить с официальных сайтов, но оно сохраняется в сети благодаря повторным загрузкам и сайтам для обмена файлами. Скриншоты, часто мелькающие в новостях, также несут в себе символическое значение и могут быть болезненными, так как служат визуальным напоминанием о печальном событии.

Даже вид подобных изображений может вызвать у зрителей травму. Исследования, проведенные после терактов 11 сентября, показывают, что «травма на расстоянии» может быть связана с многократным просмотром тревожных изображений в СМИ.

Безумный акт насилия печалит сам по себе. Кроме того, шанс, что даже кадры трансляции нанесут зрителям моральную травму, в свою очередь играет на руку тем, кто совершает преступления ради устрашения.

Награждение после зрелища

Медийные платформы, такие как Facebook, Instagram и YouTube, поощряют, вознаграждают и создают зрелища. Люди, которые публикуют видео с кошками, удовлетворяют потребность к развлечениям, но это же делают и преступники.

По словам британского криминолога Маджида Яра, новая медиа-среда создала разные жанры «преступлений-спектаклей». Зрелища стали более интенсивными и разнообразными – от так называемых «радостных избиений», видео с которыми популярны в подростковой среде, до актов сексуального насилия. Недавнее нападение в Новой Зеландии является продолжением этой ужасающей тенденции, которая основана на своего рода эксгибиционизме и желании быть идентифицированным как исполнитель насилия.

Исследователь Джейн О’Ди, изучавшая роль медиа-среды в массовых убийствах в школах, утверждает, что мы существуем в «обществе спектакля, которое регулярно превращает обычных людей в «звезд» реалити-шоу или веб-сайтов, таких как Facebook или YouTube».

Исполнителей «преступления-спектакля» подстегивает внимание, которое неизбежно последует при создании сетевого архива, который преступники записывают до и во время события.

Все мы должны сыграть свою роль

Ранее я уже заявлял, что сама медиа-среда порождает насильственные действия, которые в противном случае могли бы и не произойти. Конечно, я не имею в виду, что преступники не несут ответственности за свои действия.

Пожалуй, «преступление-спектакль» представляет собой другой вид действий, специфичный для технологического и социального феномена социальных сетей – темную сторону технологий прямой трансляции, о которой мы не задумывались.

Совершил бы предполагаемый исполнитель террористического акта в Крайстчерче это преступление, если бы у него не было возможности вести прямую трансляцию? Этого мы не знаем.

Но, как предлагает Маджид Яр, вместо того, чтобы погружаться в старые споры о том, может ли насилие в средствах массовой информации вызвать преступное поведение, нам следует сосредоточиться на том, что центральным компонентом этих атак на самом деле являются методы и системы вознаграждения, которые мы используем для представления себя в социальных сетях».

Мы можем надеяться, что медиа-компании станут лучше фильтровать жестокий контент, но пока они этого не сделают, нам следует задуматься о нашем собственном поведении в интернете. И пока мы ставим лайки и распространяем самый разнообразный контент, давайте проанализируем, как наша деятельность способствует созданию такого «общества спектакля», которое вдохновляет будущего преступника транслировать видео своих преступлений. А затем начнем принимать соответствующие меры».

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор:
Мик Цикас

Источник: rueconomics.ru

Добавить комментарий