Menu

Кредитование становится все более опасным

Объединенное кредитное бюро (ОКБ) опубликовало статистику, согласно которой вВ феврале 2019 года россиянам банками было выдано 2,76 млн новых кредитов общим объемом 644,45 млрд руб. Количество выданных кредитов выросло на 7%, а объемы кредитования увеличились на 16% по сравнению с февралем прошлого года, когда было выдано 2,59 млн кредитов на 553,70 млрд руб.

 

Лидером по темпам роста объемов кредитования в феврале был сегмент кредитов наличными. Общее количество таких кредитов выросло на 12%, при этом объемы кредитования увеличились на 30%. В феврале 2019 г. было выдано 1,17 млн кредитов наличными на общую сумму 319,40 млрд руб. против 1,04 млн кредитов на 246,06 млрд руб. годом ранее. Средний чек по кредитам наличными вырос на 16%: с 236 до 272 тыс. руб.

 

При этом, пишет «КоммерсантЪ» со ссылкой на другое исследование ОКБ, в феврале почти у каждого шестого заемщика в России соотношение платежа по всем кредитам и займам к доходу (pay to income, PTI) превышало 50%. Количество таких заемщиков резко выросло в прошлом году и сейчас превышает 8 млн человек. Больше половины закредитованных граждан 53% (4,33 млн человек) имеют месячный доход от 20 тысяч до 50 тысяч рублей, 26% (2,19 млн) — менее 20 тысяч рублей, 21% (1,7 млн) — более 50 тысяч рублей.

 

Реальные доходы граждан падают 5-й год подряд, с 2014 года они упали примерно на 11-12%, и домохозяйства берут займы и кредиты, чтобы поддержать уровень жизни, к которому они привыкли, указывает генеральный директор компании «Мани Фанни» Александр Шустов. Это очень тяжело психологически — видеть, как падают твои доходы, психологи говорят, что по интенсивности эта эмоция в несколько раз превосходит эмоцию от роста доходов. 

 

Кризисы 2008 и 2014 годов вырастили целое поколение людей, привыкших рефинансировать одни кредиты другими, запредельно поднимая свои риски, но оставляя неизменным или даже улучшая уровень потребления. Поэтому, отмечает аналитик, регуляторы и идут по пути законодательного ограничения долговой нагрузки на каждого отдельного гражданина, и 50%, которые должны составлять платежи по всем кредитам от ежемесячного дохода гражданина, кажется разумной, способной ограничить вот такие пирамиды из кредитов и займов, которые строят граждане. Эти пирамиды стоят до тех пор, пока не случилось кризиса и/или девальвации рубля, как это было всего лишь 4,5 года назад. 

 

С другой стороны, продолжает Александр Шустов, кроме белого рынка кредитования, по-прежнему существует теневой, на котором ростовщики не слишком сосредотачиваются на кредитной истории заемщика, взамен предлагая деньги под космические проценты, доходящие до 2-3% в день. Люди, не способные получить займа по причине высокой долговой нагрузки, скорее всего, пойдут за займом в теневой сектор, провоцируя рост общей нагрузки на социальную систему в виде криминала и прочих вещей. 

 

Поэтому к законодательному ограничению возможности занимать нужно подходить с осторожностью, решать проблему комплексно, давая гражданам возможность больше зарабатывать и больше занимать, повышая производительность труда, дерегулируя малый бизнес, заставляя работать социальные лифты, предоставляя помощь наименее обеспеченным семьям в виде рабочих мест или возможности обучать детей.

 

Но и в целом текущий уровень долговой нагрузки, как на среднестатистическую душу населения, так и на реальных заемщиков, в общей своей массе пока не является критичным, уверен президент СРО «НАПКА» Эльман Мехтиев. По его оценке, сегодня средний банковский заемщик в России 30-35% своего ежемесячного дохода тратит на оплату взноса по потребительскому кредиту, при этом критическим считается показатель в 50%. 

 

И важно понимать, говорит эксперт, что если доходы высокие — уровень «критичности» несколько другой, однако, если они ниже среднего, то уже PTI в размере 35% может вызывать опасения. Пропустив последовательно хотя бы два платежа, клиент заметно снижает свои возможности по оплате просроченного долга без дополнительных заимствований, а дополнительные займы еще больше ухудшают его возможности обслуживать свои кредиты и не являются выходом из ситуации. 

 

Однако стоит учитывать и то, продолжает Эльман Мехтиев, что обсуждаемый показатель долговой нагрузки не должен сдерживать рост кредитования при наличии платежеспособного спроса на кредиты и займы. Такое ограничение возможно только при нахождении баланса между интересами кредиторов и заемщиков. Наиболее оптимальной представляется модель, при которой заемщик несет ответственность за предоставленные данные о доходах и расходах, а кредитор — за последствия выдачи непосильного для обслуживания кредита. Запрет выдачи ссуд при превышении определенного показателя означает контроль со стороны третьих лиц за правильностью расчета уровня долговой нагрузки. 

 

В зависимости от того, какой подход будет принят (тотальный контроль со стороны надзорного органная или проактивный со стороны потребителя), будет понятно его влияние на рынок. В случае принятия тотального контроля останется неудовлетворенным спрос населения на заемные средства, который переместится со временем в сторону нелегального рынка, что вызовет новые проблемы и вопросы, уверен Эльман Мехтиев. Кроме того, остаётся открытым вопрос о его расчёте в случае, если доход является дополнительным и не отражён в справках НДФЛ.

 

Говоря об общей ситуации, связанной с просроченной задолженностью, эксперт подтверждает, что она пока не вызывает никаких волнений и держится на приемлемом уровне. На текущий момент доля просроченной задолженности от объема кредитования не превышает 5%. 

 

Закредитованность людей – прямое следствие снижения их реальных доходов, соглашается руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий Марк Гойхман. И само по себе повышение суммы заимствований действительно не было бы столь критичным, если бы не сопровождалось обеднением людей.

 

Сравним такие цифры, предлагает эксперт. Объём выдач новых банковских кредитов физическим лицам на 1 января 2019  г. вырос на 13,5% по сравнению с тем же периодом 2018 г., общая сумма задолженности – на 22,4%, по данным ЦБ России. А реальные доходы населения за это время не только не повысились, но сократились на 0,3%, причём пятый год подряд Такое значительное опережение банковского кредитования над доходами говорит о том, что население во многом берёт кредиты вынужденно, чтобы обеспечить текущую жизнь, без увеличения потребления.

 

В 2018 г. у россиян повысилась доля текущих, неотъемлемых расходов на товары и услуги – до 77% от доходов с 75,8% годом ранее, по данным Росстата. На налоги и сборы стало уходить 12,1% доходов вместо 11,5%. И такое положение даже чисто математически затрудняет погашение и выплату процентов – у людей просто нет денег на это, не хватает заработков. Поэтому люди вынуждены снова и снова брать займы, перекредитовываться, увеличивать свою задолженность, отмечает аналитик.

 

Таким образом, наиболее здоровый, приемлемый путь борьбы с закредитованностью – повышение реальных доходов населения, полагает Марк Гойхман. Пока этого не произойдёт, любые ограничения в выдачах кредитов – поверхностное противодействие не причине явления, а следствию. Но ведь не меняется ситуация с доходами. И с ростом налогов, акцизов, инфляции реальные доходы, вероятно, не будут расти и в ближайшей перспективе. Об этом говорят и цифры снижения реальных доходов в январе на 1,3%. И то, что Росстатом решено с февраля не публиковать ежемесячно данные о реальных доходах.

 

Но ведь если повышение расходов на жизнь снова будет опережать доходы, то неизбежно станет возвращаться ситуация, когда людям надо где-то брать деньги для элементарного потребления нужных товаров и услуг. И если законодательно ограничить возможность заимствований, то россияне все больше будут пользоваться «чёрными» кредиторами. А это ещё опаснее, чем просто открытая закредитованность, поскольку и проценты на теневом рынке выше, и условия жёстче, и контроля за этими процессами нет.

Источник: newsrussia.today

Добавить комментарий